Рейтинг@Mail.ru

» » Два копа, расчлененный труп и революционная система допроса. Часть 2

Два копа, расчлененный труп и революционная система допроса. Часть 2


Два копа, расчлененный труп и революционная система допроса. Часть 2
Рекламные ссылки:
  • Два копа, расчлененный труп и революционная система допроса. Часть 1;

    Конечно, легко сказать. Если полиция не смогла отойти от своих методов, то это отчасти потому, что, во всяком случае, в Америке, у них не было подходящей замены.

    «До сегодняшнего дня многие из работ по ложным признаниям были направлены на достижение социальной справедливости», — рассуждает психолог из Университета штата Айова Кристиан Майснер. «Чего нам не хватало в этой сфере, так это альтернативного варианта»
    Потом появилась HIG.

    Сейчас в Америке происходит второе преобразование системы допросов. В страну оно попало неожиданным путем: через борьбу с терроризмом.

    В 2010 году президент Обама, дабы, согласно своему предвыборному обещанию, прекратить применение в Америке пыток во время допроса подозреваемых в терроризме, объявил о создании HIG — Группы по допросам особо важных задержанных (High-Value Detainee Interrogation Group), ради которой свои силы объединили ФБР, ЦРУ и Пентагон. HIG была создана для проведения непринудительных допросов вместо пытки утоплением и применения силы, имевших место в учреждениях вроде тюрьмы Абу-Грейб, когда у власти стоял Буш. Большая часть работы этой группы засекречена. К примеру, говорят, что дознаватели из HIG допрашивали предполагаемого организатора взрыва на Таймс-сквер Файзала Шахзада и осужденного за взрывы на Бостонском марафоне Джохара Царнаева. Общественность не знает ничего о том, как проходили эти и еще десятки допросов, якобы проведенных HIG. Не разглашались даже особые методы обучения, применяемые в HIG и переданные от них военно-воздушным и военно-морским силам США и другим организациям.

    Однако в то же время HIG стала самым влиятельным в Америке спонсором общественных исследований ведения допросов. Например, ученые использовали финансирование HIG для тщательного изучения моделей обеспечения правопорядка Англии и Канады, где от метода ведения переговоров Инбау и Рида уже давно отказались из-за его неэтичности и ненадежности. В последние годы полиция Канады переходит к технике под названием «когнитивное интервью», неконфликтному методу, располагающему субъекта рассказать как можно больше — здесь нет продавливания темы и закрытых вопросов. А в Великобритании уже более десяти лет используют схожий метод — PEACE — эта аббревиатура расшифровывается как Планирование и подготовка, вовлечение и объяснение, получение показаний, завершение, анализ (Planning and preparation, Engage and explain, obtain an Account, Closure, and Evaluation). В Англии полицейским даже запрещается лгать подозреваемым. Согласно опубликованному в 2014 году мета-анализу, спонсированному HIG, метод PEACE эффективнее «обвинительного» подхода в получении настоящих признаний и предупреждении ложных.

    Всего HIG инвестировала в примерно 60 исследований по психологии и поведенческим наукам в университетах по всему миру, изучая, что работает в процессе допроса, а что нет. В некоторых из них рассматривалось, как «подготовить» свидетелей, то есть, как создать атмосферу, располагающую к открытому разговору. Было обнаружено, что люди обычно раскрывают больше информации, находясь в просторной комнате с окнами (полная противоположность рекомендациям Инбау и Рида), и что если дать человеку горячий напиток, у него сложится более приятное впечатление об окружающих.

    Некоторые исследователи затрагивали разоблачение лжи, но их подход сильно отличался от акцента Рида на результатах полиграфа и выдающем лжеца ерзании. На исследование HIG большое влияние оказала работа Алдерта Врийя, ученого из Великобритании, изучающего «когнитивную нагрузку», которую ложь оказывает на мозг человека.

    «Тот, кто говорит правду, всегда способен сообщить больше фактов, которые можно тут же проверить, — утверждает Стивен Клайнман, бывший военный следователь, работавший с HIG. — Не важно, насколько проработана выдуманная история, она не будет такой детальной, как правдивая»

    Другими словами, лжецам приходится прилагать больше усилий, чтобы придумывать и держать в голове все детали. Один из способов обнаружения таких усилий и нагрузок, найденный учеными, — это попросить свидетелей рассказать свои истории в обратном хронологическом порядке: лжецам это сделать гораздо труднее.

    В большинстве исследований HIG прослеживается следующий главный вывод: если вы хотите получить достоверную информацию, будьте как можно менее осуждающими — в HIG используют термин «налаживание взаимопонимания». Это может показаться слишком мягким, но результаты говорят сами за себя. Чем больше подозреваемые рассказывают, тем больше можно проверить на соответствие с протоколом. Сама постановка допроса — или интервью, как это предпочитают называть в HIG — направлена не на вытягивание признания, а на получение информации.

    Примерно через три года после своего создания, HIG постепенно вступила в новую фазу, которая ознаменовала значительное расширение сферы деятельности и амбиций группы: она начала применять свои разработки в полицейских департаментах по всей стране. «Мы не задействовали достаточно результатов исследований», — говорит нынешний председатель HIG Марк Фэллон. Отчасти, группа просто хотела получить больше реальных данных, и одним из основных их источников являлись полицейские участки. Однако, как говорит Фэллон, главная цель заключается в том, чтобы, задействовав бихевиоризм, произвести прорыв в полицейской работе — такой же, какой случился в правоохранительных органах поколение назад, когда анализ ДНК начали применять в качестве доказательства и, до того, когда отменили допрос с пристрастием.

    Лос-Анджелес стал первой испытательной площадкой для HIG. В 2012 Джордж Пиро — бывший директор HIG, также исполнявший обязанности главного допросчика Саддама Хуссейна — на одной из конференций завязал знакомство с Уильямом Хэйсом, капитаном отдела грабежей и убийств полиции Лос-Анджелеса. Стройный, смуглый и прекрасно владеющий арабским Пиро был федералом до мозга костей и прославился в Вашингтоне за время, проведенное с иракским диктатором, втянувшим США в две войны. Однако, в то же время он вырос в ливанской иммигрантской общине в Тарлоке, Калифорния; перед тем, как поступить на службу в ФБР, он 10 лет работал детективом в Калифорнийской долине. Они с Хэйсом легко нашли общий язык. HIG, как он сообщил Хэйсу, хотела спонсировать исследования реальных допросов и испытывала потребность в практической информации, которую можно было бы изучить. Он также поинтересовался, не хотелось бы детективам из полиции Лос-Анджелеса узнать побольше о некоторых из методов, которые использует HIG.

    После первой встречи Хэйс договорился о том, чтобы полиция Лос-Анджелеса снабжала HIG сотнями часов аудиозаписей по их делам. Реакции на другую идею Пиро пришлось ждать дольше. На первый взгляд, Лос-Анджелес не лучший кандидат для установления контакта между полицейским и подозреваемым. Это город, в котором копы избили Родни Кинга в 1991 году, где в 2013 году они в прямом эфире убили безымянного ветерана после скоростной погони. К тому же, у Лос-Анжелеса особая история с ложными признаниями. В 2007. 19-летний Эдвард Арк был арестован по подозрению в убийстве. Он многократно отрицал свою вину, однако полицейские снова и снова повторяли теорию, которой они придерживались, и предложили проявить снисходительность в обмен на признание, что в конце концов побудило его сдаться. Арк провел три года в тюрьме в ожидании суда, после чего судья постановил, что признание было получено путем принуждения и прекратил дело в отношении Арка. «Я не верю, что целью полицейских было вынудить его совершить ложное признание, — сообщил журналистам адвокат Арка, — однако применявшаяся ими тактика во многом способствовала такому результату».
  • Загрузка...
    Нажмите на эту кнопку, если видео на странице НЕ работает. Спасибо!
    Новая группа ВКонтакте: удобная навигация по всем новинкам сегодняшнего ТВ эфира. Добро пожаловать!
    После нескольких бесед с Пиро Хэйс решил отправить Стернса и Марсию на роль подопытных кроликов полиции Лос-Анджелеса. В декабре 2013 году два детектива сели на рейс в Вашингтон, чтобы стать первыми в стране сотрудниками муниципальной полиции, прошедшими тренинг HIG — чем бы он ни был. Ни один из детективов не проявлял особого энтузиазма. «Я не из тех парней, которые жить не могут без тренингов, — говорит Марсия. — Мне нравится работать». Однако он пытается оставаться вежливым: «Я просто сказал себе: что бы это ни было, посвяти себя этому. Посвяти себя этому».

    Как и любые другие детективы на службе, за годы в органах Стернс и Марсия многому научились — обзавелись своими собственными, уникальными впечатлениями о том, что работает в комнате для допросов, а что влечет за собой неприятные последствия. Марсия вспоминает пару дел, которые особенно повлияли на его мышление. В одном из них он зашел в комнату с подозреваемым и, в стили Рейда, заявил: «Послушай, я на 200% уверен, что ты совершил это преступление. Ты у нас на крючке. Ты у нас на крючке. Ты у нас на крючке». На что подозреваемый ответил: «Ну, если ты так уверен в том, что знаешь все об этой херне, мне нечего тебе сказать». Затем он вспоминает о другом деле, деле об убийстве, в ходе которого подозреваемый в конце концов признался в совершении преступления после двух с половиной часов спокойной беседы: «Я так и не повысил голос. И ни разу не матернулся».

    Стернс, в свою очередь, часто вспоминает о произошедшем в 2009 году аресте одного из детективов самого полицейского департамента, Стефани Лазарус, за убийство, совершенное в 1980-х. Дело Лазарус не было похоже ни на что, с чем они раньше сталкивались, из-за чего на какой-то момент к нему было привлечено пристальное внимание всей страны. После того, как она проникла в дом своего бывшего парня и убила его новую жену, Лазарус безупречно замела за собой следы — те, кто занимался расследованием, даже не рассматривали ее в качестве подозреваемой. Спустя 20 лет, готовясь к ее допросу, как говорит Стернс, он и его коллеги знали — то, что им предстоит, не будет иметь ничего общего с традиционным допросом. Они схитрили, пригласив ее прийти к ним и дать совет по поводу дела по краже объектов искусства. Зная, что они имеют дело с одной из своих, они репетировали и готовились к допросу дольше, чем когда-либо на памяти Стернса. Когда разговор подошел к теме убийства, они максимально долго оставались болтливыми и миролюбивыми. В ключевой момент они вынудили ее признать, что она была знакома с жертвой и даже сталкивалась с ней в больнице, где та работала. Тот допрос напоминал партию в покер. «Это было, думаю, почти в стиле Коломбо [американский детективный сериал «Меня зовут Коломбо» — прим. Newочём] . — говорит Стернс. — Заставить ее думать, что у нее на руках были все козыри, когда на самом деле мы работали сутками и у нас были серьезные улики». 8 марта 2012 года Лазарус была осуждена за убийство первой степени.

    «Я БОЯЛСЯ ЗА СВОЮ ЖИЗНЬ»

    В 1990 году Джеффри Десковичу было предъявлено обвинение в изнасиловании и убийстве своей одноклассницы по старшей школе, расположенной в городе Пикскилл, штат Нью-Йорк. Оно попал под подозрение полиции, поскольку казался необычайно расстроенным и интересовался ходом расследования. Шестнадцатилетний Дескович признался после нескольких часов интенсивных допросов. Даже несмотря на то, что анализ ДНК показал, что обнаруженная на теле жертвы сперма не принадлежит Десковичу, суд присяжных приговорил его на основании сделанного им признания. После того, как он провел около 16 лет в тюрьме, он был оправдан, когда обнаружился настоящий преступник, чья ДНК совпадала с оставленной на месте преступления. Мы поговорили с Десковичем о том, что он пережил. — Дженнифер Чоссе.

    Опиши события, предшествовавшие допросу.
    К тому моменту в Пикскилле лет 20, как не было убийств. Весь город, на самом деле, вымер.
    По городу ходило много слухов, царила паранойя, а на полицию оказывалось давление, чтобы как можно скорее раскрыть преступление.
    Почему ты признался в том, чего не совершал?
    Я не думал о том, что будет дальше — я просто хотел выйти оттуда. Мне было 16, и я боялся за свою жизнь.
    Как допрос довел тебя до такого?
    Меня допрашивали около 7 часов, никто не предложил мне еды, только кофе, поэтому я был на нервах и взвинченный. Они применяли ко мне тактику «хороший коп/плохой коп»: с одной стороны мне угрожали, с другой — обещали, что я смогу пойти домой после того, как признаюсь, и меня никто не арестует. Поэтому я выдумал историю на основе того, что они мне рассказали.
    В HIG Марсия и Стернс обнаружили, что многое из того, что они усвоили из своего опыта — подходы, которые выходили за рамки устаревшего образа не стесняющегося в выборе выражений следователя — было подтверждено научными исследованиями. К примеру, они узнали, что сложная подготовка и стратегия, разработанная Стернсом в деле Лазарус, так же, как проявленные им необычайные усилия, чтобы провести допрос в мирном ключе, доказали свою эффективность. Они изумились тому, что, как оказалось, этот тип допроса был на самом деле командной работой. За всеми допросами в режиме реального времени наблюдают коллеги, и все, кто их проводит, делают перерывы, выходят из комнаты, чтобы получить совет.

    «Похоже на то, как когда ты идешь в угол между раундами, — говорит Стернс, — а там стоит твой отец и говорит: „Эй, тебе пора начинать бить левой“»

    К тому времени, как Стернс и Марсия вернулись со своего недельного тренинга в Вашингтоне, HIG начала приобретать известность среди детективов в участке. Лекция Пиро о том, как он впервые оказался в одном помещении с Саддамом собрала более сотни полицейских. Полицейские с нетерпением ждали возможности испробовать новый подход. И их все еще беспокоило дело Меделина. Поэтому детективы, которые вели это дело, спросили у Стернса и Марсии, не хотели бы они попробовать расколоть Кампос-Мартинеса, используя приобретенные знания. Если уж не полное признание, может, они смогли бы добиться больших допущений или отрицаний, которые можно было бы приобщить к прочим уликам по делу. «Они хотели, чтобы попробовал кто-то еще, — говорит Стернс, — так что мы согласились». Именно так новые методы были впервые использованы в США при расследовании обычного уголовного дела.

  • Два копа, расчлененный труп и революционная система допроса. Часть 1;
  • Два копа, расчлененный труп и революционная система допроса. Часть 3.

    Поделиться с друзьями:


    Выставить рейтинг новости:

    Похожие новости:

    Два копа, расчлененный труп и революционная система допроса. Часть 3..
    Два копа, расчлененный труп и революционная система допроса. Часть 1..
    Лихорадка Зика вновь активна. Вирус может попасть и в Россию..
    Кто живет в Америке?..
    Какой из руководителей СССР грозился показать Америке "кузькину мать"?..
    Сколько карликовых государств в Америке?..
  • 533 27.05.16

    Внимание, зритель! В комментариях могут размещаться спам-ссылки. НЕ переходите на подозрительные сайты и НЕ вводите свой номер телефона!





    Статья "Два копа, расчлененный труп и революционная система допроса. Часть 2", опубликованная 27.май.2016 01:35, находится в категории ТВ-передачи и сериалы онлайн и имеет более 533 просмотров.