Рейтинг@Mail.ru

» » Два копа, расчлененный труп и революционная система допроса. Часть 3

Два копа, расчлененный труп и революционная система допроса. Часть 3


Два копа, расчлененный труп и революционная система допроса. Часть 3
Рекламные ссылки:
  • Два копа, расчлененный труп и революционная система допроса. Часть 1;
  • Два копа, расчлененный труп и революционная система допроса. Часть 2;

    Рано утром 9 марта 2014 года Кампос-Мартинес встретился со Стернсом и Марсией в старомодном отеле напротив сервиса по аренде автомобилей, где детективы забронировали номера на время своего пребывания в Сан-Антонио. Оба полицейских были высокими и широкоплечими; у Марсии были кустистые усы, Стерн носил стрижку «помпадур» и бакенбарды. По номеру были в беспорядке разбросаны чемоданы, карты и бумаги. Однако на виду не было никаких записывающих устройств, никаких планшетов с вопросами. Кампос-Мартинес, одетый в спецовку конференц-центра, сказал, что в его распоряжении было только полчаса. Все в порядке, заверили его детективы. Им сгодится любое количество времени, которое он может выкроить на беседу с ними.

    Стернс и Марсия сказали, что хотят узнать о его взгляде на происходящее. Они присели — просто болтовня трех парней. Когда Кампос-Мартинес заговорил, они практически ни разу не перебили его и даже не задавали так уж много вопросов. Это было очень странно. Он должен был бы встревожиться. Однако чем меньше говорили полицейские, тем охотнее говорил он сам.

    Слушая его, Стернс и Марсия усердно пытались не делать разговор «тематическим», несмотря на то, что наедине они разработали ряд рабочих гипотез относительно его мотивов. Они заметили, к примеру, как быстро Кампос-Мартинес начал совершенно новую жизнь традиционного семьянина в Сан-Антонио. Этот факт подсказал им, что он как минимум прекрасно приспосабливается — человек, способный многое пережить. Они знали, что Кампос-Мартинес и Меделин ссорились. Они задавались вопросом, поговаривал ли Меделин о том, чтобы завершить их отношения. У Кампос-Мартинеса не было документов, и детективы догадались, насколько остро он осознавал шаткость своего положения. (Полиция Лос-Анджелеса никогда не использовала его иммиграционный статус против него, опасаясь, что его вышлют из страны, и они навсегда лишатся возможности привлечь его к правосудию.) «Он объявился в этой удобной квартирке, обзавелся удобной жизнью и парнем, у которого был доход, финансовая стабильности и безопасность». И, возможно, он боялся потерять это. Потому решил действовать. «В принципе, он попытался начать жить жизнью Херви, — говорит Стернс. — Он собирался сделать что угодно, чтобы наладить свою жизнь».

    Они разработали весь допрос таким образом, чтобы Кампос-Мартинес не чувствовал себя каким-либо образом загнанным в угол или попавшим в ловушку. «Не особо это подчеркивая, мы намекнули, что в этом деле он был жертвой, потому что он был одним из тех, кто понес наиболее тяжелые потери, — говорит Стернс. — Он даже не смог назвать это блефом. Он никак не мог сказать: „Ну, ребята, все не так, как вы думаете“».

    Почувствовав себя увереннее, Кампос-Мартинес начал предаваться воспоминаниям, рассказывать истории о том, как они с Меделином гуляли по холмам рядом со знаком Голливуда — в том районе, где были найдены останки. Стернс и Марсия предложили ему воскресить в памяти эти прогулки, и он повиновался. Он говорил об ощущениях солнца на своем лице, о запахах улицы.

    Время от времени Стернс или Марсия извинялись и отвлекались от разговора под предлогом необходимости позвонить жене или узнать, как дела на работе. Однако на самом деле они бегом спускались в лобби, где за процессом наблюдали консультант из HIG и ведущий следователь по делу Меделина. «Они следили за всем, что он говорил, — вспоминает Стернс. — Отслеживали факты, которые можно было проверить. Они говорили нам перестать обсуждать определенный момент и продолжать допрос, или определить ключевые моменты, из-за которых он может потерять желание сотрудничать».

    В конечном счете, Кампос-Мартинес провел в этом гостиничном номере 5 часов. Он позвонил на работу и сказал, что болен, а затем позвонил жене и сообщил, что задержится. Все это выглядело так, будто он ценил возможность выговориться. По мере того, как пролетали часы, разговор стал развиваться в неожиданном направлении. Он заговорил о том, как злился на Меделина — и как, после ухода его любовника из жизни, он думал о том, что у него может быть шанс начать новую жизнь. Когда разговор зашел о времени, в которое, как предполагается, Меделин был убит, подробности и цвета исчезли из его воспоминаний. «Повествование становилось все более и более отрывочным», — говорит Стернс. В свете того, что детективы изучили на тренинге HIG, эта неясность была красноречивей слов. Кампос-Мартинес также сообщил детективам, что Меделин звонил ему из Мехико — в те дни, когда, как было известно полиции, ему никто не звонил.

    Еще один решающий момент наступил спустя четыре часа после начала встречи, когда Кампос-Мартинес говорил о растении под названием Датура, из которого можно делать лекарственный чай, но которое в то же время может быть ядовитым. «Он подразумевал, что из-за этого растения человек может потерять сознание», — рассказывает Стернс. Окружной прокурор Бобби Грейс, собиравшийся принимать участие в суде на стороне обвинения, особенно отметил эту деталь. В конце концов, убийце понадобилось бы каким-то образом обездвижить Меделина перед тем, как зарезать его.

    Когда детективы попрощались с Кампос-Мартинесом, он выглядел расслабленным. Учитывая, сколько времени он добровольно провел с копами, он мог подумать, что ему больше не о чем беспокоиться. В конце концов, их беседа не была похожа на допрос. Но позднее в тот же день управление окружной прокуратуры Лос-Анджелеса выпустило ордер на его арест.

    Тим Марсия из отдела грабежей и убийств полиции Лос-Анджелеса
    Тим Марсия из отдела грабежей и убийств полиции Лос-Анджелеса.
    Фото: Дэн Винтерс

    На сегодняшний день, HIG провел тренинги с участием 35 лос-анджелесских детективов и возвращается, чтобы вовлечь в свою деятельность еще большее число полицейских. «Полиция Лос-Анджелеса убедилась в успешности метода», — говорит Марк Северино, 29-летний ветеран правоохранительных органов, сейчас занимающий должность старшего детектива в отделе особо тяжких преступлений.
  • Загрузка...
    Нажмите на эту кнопку, если видео на странице НЕ работает. Спасибо!
    Новая группа ВКонтакте: удобная навигация по всем новинкам сегодняшнего ТВ эфира. Добро пожаловать!
    После первого допроса, проведенного Стернсом и Марсией, подразделение Северино провело около 60 допросов с использованием методов HIG, говорит он — по делам о торговле людьми, убийствах и терроризме. Северино переоборудовал свою комнату для допросов, чтобы она выглядела комфортнее, и пытается убедить своих детективов разговаривать со свидетелями и подозреваемыми сразу же после их опознания, чтобы задать верный тон для допросов. «Мы зарабатываем на жизнь, разговаривая с людьми», — говорит Северино. — «А HIG учит нас выбирать лучшие подходы — как завоевать доверие людей». Не добиваясь целенаправленно только признательных показаний, Северино обнаружил, что накопил достаточно информации от некоторых подозреваемых, чтобы добиться признания их вины. В других делах он узнал достаточно, чтобы сразу исключить некоторых людей, заинтересовавших полицию, из числа подозреваемых. В некоторых случаях, как он говорит, они «смогли опознать преступления на стадии планирования и предотвратить их до того, как они были совершены». Северино попросил другие отделы полиции Лос-Анджелеса оценить коэффициент успешности работы его подразделения, основываясь не на том, смогли ли они добиться признания, а на том, смогли ли они узнать новую информацию, которая помогла делу. «Прямо сейчас наши показатели успешности находятся на уровне 75-80%», — говорит Северино. — «Когда опрашиваешь подозреваемого, эта система действительно работает».

    Конечно, все полицейские не перейдут на новый метод проведения допросов только потому, что какие-то детективы из Лос-Анджелеса убедились в его эффективности. Даже в Лос-Анджелесе Стернс и Марсия сталкиваются с сопротивлением, когда они пытаются начать тренинг по всему департаменту. Оперативники со стажем не особо горят желанием услышать, что они на протяжении 30 лет неправильно выполняли свою работу. «Я думаю, мы можем преодолеть это препятствие, если сконцентрируемся на молодых парнях из нашего отдела», — считает Марсия. Устоявшаяся консервативная культура, поддерживаемая круговой порукой, не спешит принимать с распростертыми объятьями новую, трудоемкую систему, основывающуюся на «установлении контакта». «Допрос и опрос — очень эгоцентричные вещи», — говорит Стернс. Для некоторых полицейских департаментов, как и для некоторых следователей, может показаться глупой идея относиться к подозреваемому не с настороженностью, а как-либо еще.

    Однако ученые и академики, принимавшие участие в работе HIG, не намерены сдавать свои позиции. Они полагают, что у них есть реальная возможность изменить работу полиции. «Правоохранительным органам необходимо что-то новое и основывающееся на уликах», — говорит Майснер. — «Они знают, что у них есть проблемы с ложными признаниями, и они ищут альтернативу». Тем временем Марк Фэллон из HIG объезжает полицейские департаменты страны.

    Кампос-Мартинес так и не признался. Однако благодаря его замечаниям о ядовитом чае и запутанности его показаний относительно точного времени убийства Меделина, проводившееся полицией Лос-Анджелеса расследование наконец-то получило достаточно информации, чтобы завести против него дело. 16 ноября 2015 года он был приговорен к 25 годам тюремного заключения за убийство Херви Меделина. Выносивший приговор судья назвал преступление «столь непостижимым, настолько полным разврата... что оно не поддается описанию». Вердикт и приговор предоставили прессе больше возможностей упомянуть о голове, найденной недалеко от знака Голливуда, и прочих сенсационных атрибутах этого убийства. От начала до конца расследования, люди, освещавшие дело в прессе, едва могли удержаться от того, чтобы так или иначе показать, насколько это преступление походило на сюжет фильма. Однако никто за пределами полиции Лос-Анджелеса так и не понял, насколько это дело стало голливудским. Комната для допросов превратилась в симпатичный номер средненького отеля. А суровые детективы, хоть и казались присланными из кастинг-агентства, работали по совершенно новому сценарию.

  • Два копа, расчлененный труп и революционная система допроса. Часть 1;
  • Два копа, расчлененный труп и революционная система допроса. Часть 2;
    Автор: Роберт Колкер.
    Оригинал: Wired.

    Перевели: Влада Ольшанская и Алина Халфина.
    Редактировали: Дмитрий Грушин, Поликарп Никифоров и Артём Слободчиков.

    Поделиться с друзьями:


    Выставить рейтинг новости:

    Похожие новости:

    Два копа, расчлененный труп и революционная система допроса. Часть 2..
    Два копа, расчлененный труп и революционная система допроса. Часть 1..
    Завод в Пскове по производству планшетов и смартфонов..
    Фильмы 2015-2016: что посмотреть..
    Обрушение казармы в Омске. Омск 242 учебный центр ВДВ..
    У Николая II были Ворон и Иман. А что (кто) это?..
  • 521 27.05.16

    Внимание, зритель! В комментариях могут размещаться спам-ссылки. НЕ переходите на подозрительные сайты и НЕ вводите свой номер телефона!





    Статья "Два копа, расчлененный труп и революционная система допроса. Часть 3", опубликованная 27.май.2016 01:38, находится в категории ТВ-передачи и сериалы онлайн и имеет более 521 просмотров.